Дмитрий Павлович Остапенко

— Дмитрий Павлович, как вы оцениваете криминогенную обстановку в Краснодаре?

— Нам удалось за последние годы снизить количество совершаемых преступлений. Процент раскрываемости выше, чем в прошлые годы. Есть динамика в раскрываемости преступлений, прежде всего — тяжких и особо тяжких составов. В начале нынешнего года доля тяжких преступлений составляла 30 процентов, за 5 месяцев она снизилась до 24,6 процента.

Снизилось количество преступлений против личности - убийств, тяжких телесных повреждений, изнасилований, меньше становится и нераскрытых преступлений. Процент раскрываемости тяжких и особо тяжких составов преступлений сейчас составляет 47,13 — это выше значений прошлого года.

Возросло количество раскрытых убийств, изнасилований с покушением, грабежей, преступлений, связанных с оборотом наркотиков, фактов мошенничества с использованием мобильной связи и незаконным списанием денег с банковских карт.

В то же время наблюдается снижение остатка нераскрытых преступлений — на 7,3%, тяжких и особо тяжких составов — на 12,2%.

— Какие самые громкие преступления с начала года раскрыла краснодарская полиция?

— Приведу несколько примеров преступлений, которые удалось раскрыть за последние месяцы.

Нападение налетчиков в масках, вооруженных ножами, на продуктовый магазин в станице Елизаветинской. Такие же разбойные нападения были в поселке Калинино и в соседнем Динском районе. Сотрудникам уголовного розыска удалось задержать банду, состоящую из пятерых мужчин, за которыми тянулся целый криминальный шлейф - квартирные кражи, вымогательства, разбои, хранение наркотиков.

Разбойное нападение грабителей в медицинских масках на супружескую пару, проживающую в доме на улице Гаражной в краевом центре. Злоумышленников, уроженцев Ингушетии, быстро выявили и обезвредили.

Задержание на улице Чкалова двоих наркодельцов с крупной партией героина, пытавшихся спрятать наркотики в пакет с овощами. На съемной квартире у них обнаружили еще одну партию наркотика. Дело уже направлено в суд.

Задержание подозреваемого в преступлении против половой неприкосновенности несовершеннолетнего в Юбилейном микрорайоне. Большую работу в этом деле провел Следственный комитет. Но и мы провели целый комплекс специальных мероприятий: подняли отделы полиции Прикубанского и Юбилейного округов на дополнительное патрулирование, увеличили плотность поисковых групп — это помогло задержать преступника в кратчайшие сроки.

Такие преступления очень важно раскрывать: ведь безнаказанность порождает другие преступления.

Заказных убийств, к счастью, в этом году не было.

При раскрытии преступлений, вне зависимости от их тяжести, необходимо руководствоваться единственным верным принципом – «Нарушив закон, преступник не должен сомневаться в том, что мы его найдём!». Только такой подход позволит жителям нашего города чувствовать себя в безопасности.

— Можно ли говорить о том, что в Краснодаре есть более опасные в криминогенном отношении районы?

— Да, есть районы, на которые нужно обращать больше внимания, прежде всего это новые районы. Такая тенденция характерна для всех мегаполисов. Сейчас особое внимание мы обращаем на территорию отдела полиции посёлка Калинино, личный состав которого недавно переехал в новое здание в центре жилого массива. Появились хорошие условия для работы, улучшилось положение с сотрудниками, и ситуация начала стабилизироваться, преступлений регистрируется меньше, раскрываются они лучше.

Если возникают проблемы в каком-то из городских округов, мы перебрасываем туда людей. Наша задача — вовремя реагировать на меняющуюся обстановку и принимать меры.

— Полицию упрекают в том, что она постоянно патрулирует центральные улицы города, а отдаленные микрорайоны остаются без присмотра. Насколько это справедливо?

— Не могу согласиться. Если полицейских не видно, это не значит, что их нет. Есть план дислокации и конкретные маршруты патрулирования, куда постоянно вносятся корректировки в зависимости от оперативной и криминогенной обстановки. Плотность нарядов в центральной части в выходные и праздники, конечно, увеличиваем. Наличие полицейских и казачьих патрулей придает большую безопасность.

— По поводу казачьих патрулей есть две противоположные точки зрения. Одни считают их работу полезной, другие говорят о неэффективности. Не лучше ли средства, которые идут на оплату казакам, потратить на увеличение численности полицейских и повышение их зарплат? Каково ваше мнение?

— Казачья дружина — около 300 человек. Ежедневно около 100 казаков заступают с нами на службу. Таков федеральный закон. Ничего плохого в этом я не вижу. Нам удалось за счет казаков увеличить количество нарядов на улицах Краснодара. В полиции на протяжении ряда лет шли сокращения. Нам надо было учиться действовать меньшими силами. И помощь казачества очень пригодилась.

Казак-патрульный может подтвердить действия сотрудника полиции при задержании. Мы можем отправить на задержание двух казаков и своего сотрудника, и знаем, что спина у него будет прикрыта. С помощью казаков мы увеличили количество пеших нарядов, в том числе и в микрорайонах - Комсомольском, Гидрострое, Музыкальном.

— Полицейских постоянно привлекают для проведения массовых мероприятий — общественно-политических, культурных, спортивных. Не сказывается ли это на качестве их основной работы?

— У нас создана рота по обеспечению массовых мероприятий в составе отдельного батальона ППС. В ней 130 человек. Конечно, если это футбольный матч, нужны дополнительные силы. При массовых мероприятиях активно подключаются сотрудники Главного управления по краю. Есть резервы. Мы умеем перераспределять силы и не сокращаем количество патрулей, которые ежедневно выходят на службу. Раньше была практика в подобные моменты задействовать участковых. Сейчас такого нет. Те сотрудники полиции, которые работают с гражданами, кто задействован в раскрытии преступлений, остаются на своих местах. Участковый пункт полиции должен быть постоянно открыт для приема.

— Укомплектован ли штат городского УМВД? Каков средний возраст краснодарских полицейских?

— Некомплект носит рабочий характер — 4,2 процента, это некритично. Не хватает около 15 участковых. А в инспекции по делам несовершеннолетних, наоборот, 100-процентная комплектность, даже конкурс проводим на эти должности. В уголовном розыске некомплект порядка 19 человек. В ППС не хватает примерно 15 человек. Это ключевые подразделения, которые мы стремимся укомплектовать в первую очередь. Краснодарская полиция — молодая, средний возраст 25-35 лет.

— Значительные средства потрачены на программу «Безопасный город». Эффективна ли она? Какие городские зоны необходимо дополнительно подключить к системе видеонаблюдения?

— 730 камер появилось благодаря системе «Безопасный город». Плюс ведомственные камеры, которых тоже немало. К примеру, на стадионе ФК «Краснодар» 1000 камер. Немалое подспорье и камеры, фиксирующие дорожное движение, их до полутысячи. Это хорошая профилактика преступлений. Когда на Красной, Красноармейской увеличилось количество камер, число преступлений значительно снизилось.

Достаточно ли камер? Нет, конечно. До конца года будет установлено еще 70. Ориентируемся, прежде всего, на их установку в спальных районах. Там это сложнее: нужны технические условия, оптоволокно.

Благодаря этой системе мы берем весь срез автотранспортных средств, которые находились на местах преступлений. Даже если мы их сиюминутно не раскроем, то потом получим дополнительную информацию, еще раз проанализируем видеозапись. Если прошло время, свидетели забывают детали. А электронные носители можно приобщить к материалам дела, они сохраняются, и это дополнительная доказательная база.

— Реально ли для рядового горожанина попасть к вам на прием?

— Конечно. Нужно записаться через приемную. Либо прийти в среду в городское управление: еженедельно я веду прием по личным вопросам, с 15 часов до последнего посетителя.

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2018, МВД России